Способы защиты России от последствий торговых войн назвал экономист

Российская экономика за последние десять лет значительно лучше подготовилась к внешним шокам, уверен эксперт Центра экономических исследований РИСИ Николай Трошин. Последствия торговой войны между США и Китаем могут быть очень серьезными, но дедоллоризация российского финансового рынка вкупе с бюджетным правилом позволяют частично компенсировать их влияние на экономику России.

Способы защиты России от последствий торговых войн назвал экономист

Влияние последствий торговых войн на Россию

Финансовый рынок России хотя и может пострадать от торговой войны, например, могут измениться цены на ключевые ресурсы, однако в целом российская экономика хорошо защищена от последствий противостояния США и Китая. С таким заявлением выступил министр экономического развития Максим Орешкин.

Влияние, конечно, будет, потому что такая ситуация коснется всех финансовых рынков, а российский финансовый рынок является частью глобального, признает Орешкин. Но чего-то сверхнеобычного и сверхсильного для России, по его словам, в этой ситуации ждать не стоит, так как наша экономика является во многом одной из наиболее защищенных экономик для такого внешнего воздействия. 

«В последние годы произошла существенная дедоллоризация российского финансового рынка и экономики в целом. В этой связи внешние шоки, которые могут последовать от торговой войны Китая и США и которые, прежде всего, скажутся на валютном курсе, в значительной степени будут компенсированы прошедшей дедоллоризацией.

В то же время нужно учитывать и более широкий спектр негативных последствий, в том числе через внешнюю торговлю РФ. Китай является для нас очень важным торговым партнером, поэтому негативные последствия от торговой войны с одной стороны открывают возможность для наращивания нашего экспорта в Китай, особенно в той части, где мы можем заместить поставки из США.

Но с другой стороны, если китайская экономика начинает сокращаться, то это может привести к сокращению экспорта сырьевых товаров, которые мы поставляем в Китай. Здесь очень важно рассчитать баланс рисков. Многое, кончено, будет зависеть от ближайших встреч, которые анонсированы в ходе совещания «большой двадцатки». Возможно, что какие-то подвижки мы увидим на ближайшем мероприятии», — предполагает собеседник ФБА «Экономика сегодня».

Напомним, что после решения повышения тарифов с 10% до 25% на китайские товары на сумму 200 млрд долларов, президент США Дональд Трамп поручил начать процесс повышения тарифов практически на весь оставшийся импорт из Китая объемом еще более 300 млрд долларов. Впоследствии китайский Минфин в качестве ответных мер объявил о введении повышенных пошлин на несколько тысяч видов ввозимых из США товаров общей стоимостью 60 млрд долларов.

Способы защиты России от последствий торговых войн назвал экономист

Влияние торговых войн на курс рубля

Продолжение торгового конфликта способно оказать существенное негативное влияние на всю мировую экономику. Например, в обзорах МВФ регулярно присутствует предупреждение о риске «эффекта домино», который могут запустить новые  пошлины США. С высокой долей вероятности вслед за США третьи страны начнут повышать пошлины в отношении товаров друг друга и принимать другие ограничительные меры.

Если говорить про влияние торговых войн на курс рубля, то Орешкин не находит его существенным. По словам министра, сейчас финансовая политика российского ЦБ устроена таким образом, чтобы сглаживать влияние падения цен на сырьевые ресурсы.

«На рубль влияние торговых войн отражаются по касательной, то есть через влияние американской валюты на цены нефти, которые номинированы в долларах. И хотя для рубля нефтяные цены все-таки имеют существенное значение, денежно-кредитная политика Центробанка сегодня направлена на поддержание ценовой стабильности.

Речь о так называемом таргетировании инфляции, при которой влияние колебания нефтяных цен немного нивелируется. В целом можно утверждать, что сейчас мы подготовлены к внешним шокам значительно лучше, чем еще десять лет тому назад», — отмечает Николай Трошин.

Орешкин также отмечает, что бюджетное правило позволит не заметить падение цен на нефть. Согласно ему правительство закупает валюту на сверхдоходы от нефти дороже 40 долларов за баррель и продает ее, если цены падают ниже этой отметки.

Таким образом, как ранее отметил портфельный менеджер компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин, с одной стороны российская экономика не может получить драйвер со стороны растущих цен на нефть, но с другой стороны она

избавляется от основной причины циклических кризисов и падения ВВП. Если рост нефти не может ускорить ВВП, то и снизить его тоже не может при падении.

rueconomics.ru